55_77 (55_77) wrote,
55_77
55_77

Category:

Как одержимость прекрасными итальянками погубила британского художника




Одна из самых популярных работ Годварда.
Среди российских и зарубежных пользователей интернета уже некоторое время пользуются популярностью мемы о прокрастинации, где прекрасные женщины, написанные в академическом стиле, предаются безделью под солнцем. Но судьба живописца-затворника, прославлявшего «блаженное ничегонеделание», была незавидной – его отвергла и художественная среда, и собственная семья…



Годвард с детства мечтал быть художником… и писать одних лишь красавиц.


Он родился в обеспеченном семействе консервативных взглядов. Он рос стеснительным и тихим ребенком, школьные предметы не очень-то ему давались – кроме рисования. Все мужчины в семье Говардов занимались страхованием, и Джон Уильям должен был унаследовать эту профессию. Но он мечтал о живописи и… об Италии. Он водил знакомства со многими итальянками, переехавшими в Великобританию – к полному ужасу родителей.
Желания молодого человека не имели значения для его семьи – какая еще живопись, что ты несешь? Однако он не оставлял надежды стать художником. Систематического образования в этой области Годвард не получил, хотя, похоже, был учеником архитектора-декоратора. Окончательно рассорившись с родными, двадцатишестилетний Джон долго «кочевал» из студии в студию, иногда ночевал в холодных мастерских прямо на полу, и наконец смог позволить себе переехать в район Челси. Это было тихое, но в известной степени богемное местечко. Неподалеку от его нового дома был заброшенный стадион, но поначалу Годварда это совершенно не смутило…


Годварду особенно хорошо удавались фактуры камня и тканей.


Джон Уильям Годвард писал картины на одну и ту же тему – что поначалу привлекло к нему вниманию критиков и Академии, а затем оттолкнуло их. Темноволосые или огненно-рыжие красавицы в тонких одеждах возлежали на тигровых шкурах, прислонялись к античным колоннам, скучали под пальмами. Их лица были правильны и безмятежны, очертания тел напоминали о мраморных статуях. Живопись Годварда искусствоведы относят к «мраморной школе» – популярному направлению в британском академизме, однако он всегда немного отличался от других, немного не вписывался, оставался в стороне…


Даже среди поклонников античности он не находил понимания…


К тому же художник был очень замкнутым человеком. Он много работал, много участвовал в выставках, но стеснялся заводить новые знакомства и даже старательно отгораживался от людей. С годами затворничество художника все росло – и в то же время росла одержимость живописью. Ему казалось, что достаточно просто отдавать всего себя творчеству. Работая с утра до ночи, он создавал по пятнадцать работ в год и, в общем-то, его постоянный агент сбывал их довольно удачно, но для прессы и коллег Годвард постепенно становился невидимкой.


Годвард стремился воссоздать образы римлянок античных времен.


В 1905 году в районе Челси был основан одноименный футбольный клуб – но и к этому художник не проявил интереса. А затем футболисты и болельщики буквально «поселились» у него по соседству – тот самый стадио, Стэмфорд Бридж, стал «домашней ареной» клуба «Челси»!
Шум стоял невыносимый. Человек чувствительный и нервный, Годвард буквально сходил с ума. Звуки мешали ему работать. И тогда он понял: это знак. За одной продолжительной поездкой в Рим последовала другая, затем еще и еще… В Риме он оказался в той же мастерской, где незадолго до него работал русский художник Репин. «Античные» картины Годварда обрели определенную популярность, в Британской империи многие состоятельные люди интересовались культурой другой империи – Римской, неоклассицизм был в моде.


Другие персонажи в его работах появлялись очень редко…


Однако в начале 1910-х годов спрос на картины Годварда существенно снизился, и он принял решение покинуть охладевшую к нему Англию. Художники Англии и Франции (да и России) бурно протестовали против канонов академизма и экспериментировали то с цветом, то с формой, то с техникой. Но в Италии классическая живопись еще сохраняла свои позиции, например, там знали и любили «врага передвижников» Генриха Семирадского – и Годвард получил признание и известность.
К тому же в Риме у него была возлюбленная. Имя этой девушки неизвестно, художник не состоял с ней в браке. Сожительство Годварда с натурщицей из бедной семьи окончательно отвратило от него родных – кроме сестры. Она была разведена – родственники не могли определиться, кто же сильнее «опозорил семью».


Трудно сказать, как выглядела женщина, которую он любил, и писал ли он ее.


Годвард вернулся в Англию в 1921 году. Его возвращение было продиктовано и проблемами со здоровьем, и ухудшением ситуации на рынке академического искусства в Италии. Родина встретила его разгромной критикой. Академисты называли его пресным подражателем Альма-Тадемы, другого модного неоклассика, бессмысленным, буржуазным…


Стиль Годварда не менялся со временем.


Джон Уильям все чаще говорил о том, что человеку не следует жизнь дольше шестидесяти – мол, римские патриции в преклонном возрасте выбирали чашу с ядом, а не медленное естественное умирание. У него начались серьезные проблемы со здоровьем, начиняя от язвы желудка (в зрелые годы его недельный рацион составлял один горшок рагу с говядиной – в те времена, когда хранение продуктов представляло определенную трудность) и заканчивая депрессией.


Он продолжал писать нежных красавиц, а сам погружался в депрессию.


Художника угнетала не только бедность и критика. Его пугало появление нового искусства, и больше всех Годварда огорчала популярность Пикассо. «Мир слишком тесен для меня и Пикассо» – говорил он. Мать так и не простила его за «бегство к нищей итальянке». Ей пришлось пережить сына на тринадцать лет. После его самоубийства она уничтожила практически все воспоминания о нем – фотографии, письма, документы… Братья Джона сожгли, по-видимому, почти весь его римский архив – наброски, этюды, множество работ.


Прекрасные римлянки на картинах Годварда.


После смерти Годвард был забыт на полвека. Начиная с семидесятых годов, его популярность по всему миру только растет. В 1963 году его работу купил некий санитар скорой помощи Чарльз Смит – поклонник искусства потратил на нее двухнедельную зарплату! А спустя тридцать лет полотна Годварда уже уходили за сотни тысяч долларов…


Мем с использованием работы Годварда.

Если поначалу он представлял интерес только для коллекционеров и исследователей, теперь работы Джона Годварда украшают обложки книг на всех языках мира. А в конце 2010-х годов томные римлянки стали частью мем-культуры.
источник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 30 tokens
Беда не приходит одна Если кто ещё помнит одного из самых ярких блогеров Живого Журнала Рому Петрова romapetrov, то этот пост для вас. Ромы с нами уже нет, однако в его семье продолжают происходить неприятные вещи, так год назад папа Ромы перенес инсульт и мы с вами помогли ему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment